Чтобы поддержать наш ресурс
разместите на своём сайте,
блоге или в профиле


блок новостей



баннер



кнопку

Просмотр


Родину не нужно любить, за Родину нужно погибать! (Владимир Маслов)
Приветствуем Гость ваш статус "Гости" Вход  Выход  RSS 18+
О сайте Связь Правообладателям Реклама

Доскадо Документальное кино онлайн

Левиафан


Этот фильм демонстрирует промышленное рыболовство, показывая, какие усилия прилагают рыбаки Новой Англии. Картина, посвященная будням рыболовецкого судна обходится практически без слов, за исключением монотонного лопотания телевизора в каюте и коротких реплик, которыми обмениваются моряки в ходе работы.

Призы

CPH:DOX (New Vision Award)
Locarno International Film Festival (Don Quixote Award - Special Mention)
Locarno International Film Festival (FIPRESCI Prize)
Los Angeles Film Critics Association Awards (Independent/Experimental Film and Video Award)

Номинации

Chicago International Film Festival (Gold Hugo)
Independent Spirit Awards (Truer Than Fiction Award)
Locarno International Film Festival (Golden Leopard)


Название: Левиафан / Leviathan
Режиссёр: Люсьен Кастен-Тэйлор, Вирина Паравел
Сценарий: Люсьен Кастен-Тэйлор, Вирина Паравел
Оператор: Люсьен Кастен-Тэйлор, Вирина Паравел
Хронометраж: 87 мин.
Производство: Франция, Великобритания, США, 2012
Преревод: не требуется
КиноПоиск: 7,8
IMDb: 6,9


Среди многочисленных громких премьер последнего времени, привезенных во Владивосток на «Меридианы Тихого», был и нашумевший «Левиафан» 2012 года (режиссеры Люсьен Кастен-Тэйлор, Вирина Паравел). Впечатлениями от картины делится Евгений Майзель.

Документальная 87-минутная картина, посвященная будням рыболовецкого судна обходится практически без слов, за исключением монотонного лопотания телевизора в каюте и коротких реплик, которыми обмениваются моряки в ходе работы. С первого до последнего кадра водонепроницаемая камера играет роль самоотверженного, заброшенного в глубокий тыл партизана, бесстрастно фиксирующего все висцеральные – жестокие, физиологичные, неопрятные – подробности процесса добычи и первичной обработки «даров моря»: с сетью уходит под воду; преодолевает морские просторы, кувыркаясь в белой бурлящей пене; рывками подымается с уловом на борт; беспомощно дрейфует по мокрой палубе бок о бок с бьющейся, агонизирующей рыбой; замерев, следит за тем, как ее – а также крабов, всяческих моллюсков и т.п. – сортируют и разделывают; вместе с голодными птицами суетливо кружится над урожаем.

Нередко эта предельная, а то и запредельная близость к объектам слежения приводит к погружению во мрак и, как результат, к полной «нечитаемости» изображения, идентифицировать которое в таких случаях приходится лишь по мелькающим очертаниям, вспышкам света и отдельным звукам. В такие минуты грохочущий мир фильма из потенциально отстраненного свидетельства о чудовище-траулере, несущем гибель морским обитателям, сам будто превращается в некий организм, тревожный и мрачный как в буквальном, так и в переносном смысле этого слова.

Название картины (а также соответствующий эпиграф[1] из Книги Иова) более глубокомысленно, чем может показаться на первый взгляд: столь тщательная демонстрация целенаправленного, механистического превращения живого в неживое, притом осуществляемого в оптовых количествах, неизбежно наводит на мысль, что перед нами – пусть не обязательно аллегория, но все-таки произведение, способное подсказать нечто не только о меньших братьях человека, но и о его собственной будущей судьбе.

Можно быть рыбой в океане, плавающей быстрее всех; осмотрительным крабом, умело избегающим врагов; мелкой рыбешкой, не представляющей промысловой ценности, но все эти твои качества, умения и навыки, и родовые, и приобретенные, – ничто перед безразличной пастью трала, который однажды будет спущен откуда-то сверху, чтобы забрать с собой наверх, на воздух, к свету всех, кто окажется на его пути. Собравший (и продолжающий собирать) несколько международных призов, в числе которых приз ФИПРЕССИ в Локарно, «Левиафан» – картина не только о конкретной индустрии и о царственном месте человека в животной иерархии, но также и о трансцендентности всякой смерти, в принципе превосходящей любой, даже сколь угодно многогранный опыт всякого живого существа.

[1] «Можешь ли ты удою вытащить левиафана и веревкою схватить за язык его? вденешь ли кольцо в ноздри его? проколешь ли иглою челюсть его? будет ли он много умолять тебя и будет ли говорить с тобою кротко? сделает ли он договор с тобою, и возьмешь ли его навсегда себе в рабы? станешь ли забавляться им, как птичкою, и свяжешь ли его для девочек твоих? будут ли продавать его товарищи ловли, разделят ли его между Хананейскими купцами? можешь ли пронзить кожу его копьём и голову его рыбачьею острогою? Клади на него руку твою, и помни о борьбе: вперёд не будешь.

Надежда тщетна: не упадешь ли от одного взгляда его? Нет столь отважного, который осмелился бы потревожить его; кто же может устоять перед Моим лицем? Кто предварил Меня, чтобы Мне воздавать ему? под всем небом всё Моё. Не умолчу о членах его, о силе и красивой соразмерности их. Кто может открыть верх одежды его, кто подойдёт к двойным челюстям его? Кто может отворить двери лица его? круг зубов его — ужас; крепкие щиты его — великолепие; они скреплены как бы твёрдою печатью; один к другому прикасается близко, так что и воздух не проходит между ними; один с другим лежат плотно, сцепились и не раздвигаются. От его чихания показывается свет; глаза у него как ресницы зари; из пасти его выходят пламенники, выскакивают огненные искры; из ноздрей его выходит дым, как из кипящего горшка или котла. Дыхание его раскаляет угли, и из пасти его выходит пламя. На шее его обитает сила, и перед ним бежит ужас. Мясистые части тела его сплочены между собою твёрдо, не дрогнут. Сердце его твёрдо, как камень, и жёстко, как нижний жернов. Когда он поднимается, силачи в страхе, совсем теряются от ужаса. Меч, коснувшийся его, не устоит, ни копьё, ни дротик, ни латы. Железо он считает за солому, медь — за гнилое дерево. Дочь лука не обратит его в бегство; пращные камни обращаются для него в плеву. Булава считается у него за соломину; свисту дротика он смеётся. Под ним острые камни, и он на острых камнях лежит в грязи. Он кипятит пучину, как котёл, и море претворяет в кипящую мазь; оставляет за собою светящуюся стезю; бездна кажется сединою. Нет на земле подобного ему; он сотворён бесстрашным; на всё высокое смотрит смело; он царь над всеми сынами гордости» (Иов, 40:20 - 41:26).

Призёры, номинанты | Смотрело: 1014 | Добавил: doskado | Дата: 2013 » Сентябрь » 30  
 
 
Всего комментариев: 2
avatar
1 Kveuz • 04:56, 05.10.2013
Спасибо. Понравился фильм, как и рецензия Евгения Майзеля. Но как мне показалось, в роли Левиафана выступил трайлер, который все поглощает, и таким способом уничтожает все живое, с чем как бы соприкасаясь. Если рассматривать Левиафана, как некое мифическое морское чудище, по библии. cool
avatar
2 doskado • 12:35, 05.10.2013
Всё правильно, да только Левиафан это все человечество, а это рыболовецкое судёнышко всего лишь жалкий инструмент..., кторый наталкивает на мысль о масштабах воздействия на природу антропогенного фактора.
avatar

                                                                                        

                                                                    www.doskado.ucoz.ru www.doskado.ucoz.ru

                                                                    Мы настоятельно рекомендуем, при просмотре страниц сайта не использовать браузер
                                                                     Internet Explorer